Заместитель Патриарха Украинской Православной Церкви Киевского Патриархата митрополит Филарет – специально для “Киевских новостей”
 
С большим профессионализмом Украинское телевидение показало службу, посвященную светлому рождеству Христову. Во Владимирском кафедральном соборе службу правил заместитель Патриарха Украинской Православной Церкви Киевского Патриархата митрополит Филарет. В Трапезной церкви Киево-Печерской лавры – митрополит Киевский и всея Украины Владимир. И в том, и в другом храме свои сердца и взоры к Богу обращали единоверцы – православные. Одна вера, один Бог, но молятся они сегодня в разных храмах. Сразу же после окончания рождественской службы корреспондент “КН” Георгий Черноморский встретился с митрополитом Филаретом и попросил его рассказать о проблемах украинского православия.
– Характеризуя политическую обстановку в стране, Президент Украины не так давно утверждал, что идет процесс становления национальных Церквей. Не кажется ли вам, Ваше блаженство, что это не очень-то согласуется с догматами православия. Вспомните послание святого апостола Павла колосянам: “…где нет ни эллина, ни иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос” (Кол. 3, 11).
– Думается, вы слишком прямолинейно трактуете Президента. Говоря о национальной Церкви, Леонид Макарович, очевидно, вовсе не имеет ввиду, что все священнослужители или все верующие будут только представителями украинской национальности. Нет, в этом плане для Церкви действительно “…нет ни эллина, ни иудея”. Речь о другом. Наша Церковь, как бы она ни называлась, не может и не должна управляться ни из Москвы, ни из Америки или, скажем, Варшавы. Да, Церковь отделена от государства, но ведь судьба самого государства зависит от состояния умов верующих. От того, как они трудятся на благо государства. Нельзя допустить, чтобы центр, во многом направляющий духовную жизнь нашего народа, находился вне пределов Украины.
– А как же католики? Ведь и сегодня Папа Римский Иоанн Павел ІІ является понтификом – первосвященником всех католиков, независимо от того, в каком бы государстве они ни проживали.
– Вы забываете, что Папа Римский не только глава католической Церкви, но и глава государства Ватикан. Оно хоть и в Риме, хоть и занимает небольшую территорию, но все же – это государство, на политику которого итальянское правительство может повлиять ничуть не больше, чем французское или германское. Что касается Московского Патриархата, то я вовсе не исключаю, что его решения и поступки могут зависеть от политики российских властей. И эту точку зрения полностью разделяют епископат и клир Украинской Православной Церкви Киевского Патриархата. Уверен, что и православная паства в своем подавляющем большинстве думает так же.
– Как один из самых весомых аргументов противники Киевского Патриархата выдвигают тот факт, что православный мир, мягко говоря, не торопится признать Церковь, в которой Вы занимаете столь высокий пост.
– Отсутствие официального признания еще ни о чем не говорит. Всему свое время. Ведь процесс признания довольно длителен. Семьдесят лет прошло, прежде чем была признана, например, независимость Болгарской Православной Церкви. 141 год добивалось признания русское православие. Так что, как видите, не в сроках дело. Куда важнее другой аспект. Румынская или та же Болгарская Церкви возникли не вдруг, а после распада Оттоманской империи. История повторяется. Распался Советский Союз – и самостоятельной стала Украинская Православная Церковь. Думаю, и в Беларуси произойдет подобное.
– Одна паства, одна вера – православная, а Церкви – две. Раскол не укрепляет веры. Нормальное состояние Церкви – единство. Известно, что Синод Украинской Православной Церкви, которую возглавляет митрополит Владимир, готов при определенных условиях начать переговоры об объединении. А какова ваша позиция?
– Я – за единство. Это однозначно. Но прежде, чем сесть за стол переговоров, нужно подготовить соответствующую почву. Перво-наперво следует прекратить нападки друг на друга. И в этом плане интервью митрополита Владимира, опубликованное в предыдущем номере “Киевских новостей”, достаточно толерантно и обнадеживающе.
Диалог можно вести на разных уровнях, и чем раньше мы его начнем, тем лучше. Никаких предварительных условий не выдвигаем. Но нужно четко определиться, какую Церковь хотим иметь. Независимую и полностью самостоятельную или Церковь, политика которой будет направляться из-за рубежа. Если наши оппоненты за независимую Церковь, то мы готовы к взаимному покаянию, готовы совершить поцелуй братолюбия.
Однако на недавнем заседании Синода ставилось непременное условие…
– Знаю. Речь шла о том, чтобы митрополит Филарет в переговорах о возможном объединении не участвовал. Я всего лишь человек, и, естественно, когда сторонники Владимира ставят такие условия, легко догадаться, насколько мне трудно. Но разве это главное? Ведь речь идет о куда более важном, чем моя скромная персона. Решается судьба Церкви, а тут пытаются все замкнуть на Филарета. Возможно, среди моих оппонентов есть люди, не удовлетворенные ходом событий. Только позволю себе, перефразировав известное изречение Константина Сергеевича Станиславского, сказать, что нужно не себя любить в Церкви, а Церковь – в себе. Что касается лично меня, других иерархов украинского православия, то Поместный Собор, на котором должно произойти объединение, несомненно еще выскажется по этому поводу. Сегодня трудно сказать, каким будет то решение, но каждый из нас – епископ, представитель клира, добропорядочный прихожанин – должен думать об одном. О преодолении раскола и возрождении своей Родины – Украины.
– Сегодня многие недоумевают по поводу заявления Патриарха Мстислава о том, что он не признает объединения Украинской Православной Церкви с Украинской Автокефальной Православной Церковью. Согласитесь, ситуацию ординарной никак не назовешь.
– Такое заявление действительно было. Но в тот же день, 20 октября, Патриарх Мстислав подписал и другой документ, в котором он признает УПЦ Киевского Патриархата. Что можно сказать по этому поводу? В таком преклонном возрасте, а Патриарху 94 года, ориентироваться нелегко. Вдобавок, как мне кажется, иные его советники злоупотребляют высоким доверием. Сказывается и оторванность предстоятеля от Украины. Ведь постоянно он проживает в Соединенных Штатах Америки.
– А как обстоит дело с гражданством?
– К сожалению, Патриарх до сих пор не является гражданином Украины. Не совсем понятно и распоряжение его Святейшества о том, что в случае смерти, если она произойдет в Украине, тело должны захоронить в американской земле.
– Но, может быть, Патриарх Мстислав не переезжает на Родину по той простой причине, что ему просто некуда переехать.
– Если речь идет о размещении, то правительство Украины в свое время выразило готовность выделить Патриарху Украинской Православной Церкви апартаменты на улице Репина. Это в центре Киева. Патриарх отказался. Проигнорировал он и наше намерение ходатайствовать перед правительством, парламентом и Президентом о размещении патриарших покоев на территории Святой Софии.
Однако вернемся к заявлению Патриарха. Оно зародило в душах верующих сомнения и, как я уже говорил, было принято решение провести Архиерейский Собор. Он состоялся в Киеве 15 декабря прошлого года.
– Присутствовал ли на нем Патриарх Мстислав, ведь в это время он находился в Киеве?
– Мы дважды направляли к нему делегации с просьбой почтить своим присутствием Собор. Причем второй раз к нему была направлена делегация епископов. К сожалению, Патриарх не внял нашим просьбам.
– Какие решения принял Собор?
– В Послании, принятом на нем, говорится:
“…Враги Украинского православия, как последнюю свою возможность, решили использовать особу Святейшего Патриарха Киевского и всея Украины Мстислава. Воспользовавшись возрастом Святейшего Патриарха, его отрывом от событий в Украине, они обнародовали от его имени несколько противоречивых по содержанию документов, которые внесли замешательство в умы части верующих людей, вызвали усиленное наступление на нашу Церковь на Востоке и Западе Украины.
В связи с этим Архиерейский Собор Украинской Православной Церкви Киевского Патриархата провозглашает: Церковь наша, руководствуясь святыми канонами, вековыми традициями Украинского Православия, действующим уставом Церкви, собороуправляемая. Поэтому юридическую и каноническую силу для нашей Церкви имеют лишь те заявления и решения, которые одобрены Священным Синодом, Архиерейским и Поместным Соборами Церкви, подписаны в Патриаршей канцелярии в г. Киеве. Собор призывает всех православных христиан Украины объединиться вокруг Украинской Православной Церкви Киевского Патриархата. А Президента, Верховный Совет и правительство Украины просит уделить достаточное внимание возрождению Украинского Православия, возвратить нашей Церкви ее святыни и прежде всего Святую Софию и Киево-Печерскую лавру, защитить верующих нашей Церкви от посягательств религиозных деноминаций, центры которых находятся за пределами Украины”.
– На пути становления самостоятельной Украинской Православной Церкви немало трудностей. Прежде всего с распределением, а вернее, перераспределением храмов. Как решить эту проблему?
– Мы обеспокоены намерением отдельных органов государственной власти в Киеве и представителей Президента на местах затормозить развитие независимой Украинской Церкви. Зачастую их акции направлены на лишение наших верующих их конституционного права владеть храмами и церковным имуществом. Особенно взрывоопасная ситуация сложилась в связи с противозаконными распоряжениями представителей Президента во Львовской, Тернопольской и Ивано-Франковской областях, где ряд православных храмов, принадлежащее им имущество передается католикам. Все это вынудило членов Архиерейского Собора обратиться к Президенту со специальным посланием. Конечно, мы понимаем, что было куда лучше, если бы никто не захватывал и не перераспределял культовые сооружения, а каждая конфессия строила себе храмы. Увы, многие предпочитают идти по более легкому, хотя и неправедному пути.
Ваше блаженство, в заключение вопрос, который, возможно, и не вписывается в тему нашей беседы, но, несомненно, представляет интерес для наших читателей. Мне довелось быть свидетелем начала Вашей дискуссии с Чрезвычайным и Полномочным Послом Великобритании в Украине по поводу правомочности женщин исполнять в Английской Церкви обязанности священнослужителей. Не могли бы Вы вкратце резюмировать позицию украинского православия по этому вопросу?
– Сразу скажу, что попытки обвинить православную Церковь в консерватизме и ретроградстве беспочвенны. Хотя, оговорюсь, что те, кто воспринимают консерватизм как бранное слово, ошибаются. Разве освященные веками традиции не способствуют совершенствованию общества, не помогают ему преодолевать многотрудные пути. Что касается конкретного вопроса, то православная Церковь – и это однозначно – относится с большим уважением к женщине и признает ее равноправие. Действительно, по своим моральным качествам женщина не уступает мужчине. Но есть определенные каноны богословия, есть другие причины, не дающие женщине возможности исполнять обязанности священнослужителя. Ну посудите сами, разве не женщина призвана давать жизнь ребенку, разве не она его воспитывает? Может ли она, готовясь стать матерью, выполнять свои обязанности перед паствой?
– Но ведь женщины-монахини не менее ревностно, чем мужчины-монахи обращают свои взоры к Всевышнему?
– Эти доводы выдвигал и посол Великобритании. Но такой пример ни в чем не убеждает. Одно дело молиться за своих ближних, за себя, другое – руководить приходом, т.е. ежедневно, ежечасно направлять паству на путь истины и благочестия. Согласитесь, Церковь не может взять отпуск… В заключение, как подписчик “Киевских новостей”, я хочу пожелать вашим читателям и журналистам крепкого здоровья и благоденствия.
Да пребудет благодать Господа нашего Иисуса Христа со всеми вами.
 
Газета “Киевские новости”